. ЭЛЬБРУС. ПРОГУЛКИ В ОДНУ СТОРОНУ.
ЭЛЬБРУС. ПРОГУЛКИ В ОДНУ СТОРОНУ.
статьи

   
Я сижу за компьютером в уютной хижине спасателей и листаю страницы фотоотчета . На дисплее знакомые лица – «Гоша» Сорокин из Домбая, Игорь Череску и Володя Гончар из Приэльбрусья, владикавказец Саня Сушко. Со многими из них меня связывала веревка на восхождениях, некоторые знакомы по совместной инструкторской работе в альплагерях. Что свело вместе около сорока бойцов МЧС, спасателей со всех уголков Северного Кавказа?

Фиксирована дата съемки – 15.05.06. Узнаваемо и место – это склоны Эльбруса, «бочки», по крышу занесенные снегом, руины сгоревшего «Приюта одиннадцати», скалы Пастухова. Длинная вереница спасателей, растянулась на подходе к седловине. Солнечный день, жарко, безветренно – некоторые идут в одних рубашках с непокрытой головой. Эльбрус сегодня приветлив. А вот и седловина, высота 5300. Начинаются страшные находки. Спасать здесь уже некого… Задача пришедших – упаковать тела и транспортировать их вниз – к матерям, женам, друзьям, которые еще надеются на чудо. Работают быстро, четко, квалифицированно. И привычно. Да, да, привычно! Ведь в произошедшем 9 мая из ряда вон выходящее только одно – никогда здесь не замерзало столько людей одновременно. Нашу обычную дань огромной горе – до10-20 человек в год – мы платим понемногу, постепенно, и это не воспринимается так трагично, да и до СМИ доходит не всегда. 

Глядя на эти фото, на залитые солнцем склоны, даже мне, только что проведшему на седловине и Западной вершине пять нелегких ночей, даже мне не верится в тот кромешный ледяной ад, который творился здесь совсем недавно. И меня не оставляет мысль: все ли сделали мы, профессиональные горные спасатели, опытные восходители, инструктора альпинизма с многолетним стажем, все ли предприняли, чтобы подобное не повторилось? Многих деталей происшедшего мы не узнаем никогда. Но некоторые заключения сделать можно. Многие из найденных без рукавиц, кисти рук и головы изранены. Не на всех надеты кошки. Несколько дней назад под ногами здесь был не снежок, а голый лед или отполированный ветром плотный наст, усеянный каменными обломками. На Эльбрусе нередки ураганные ветры (50 метров в секунду – не предел!) А в аэродинамической трубе седловины они особенно сильны. Сбитому с ног человеку здесь уже не подняться – он будет катиться по «бутылочному» льду, на котором кошки не оставляют царапин. Туман и темнота дезориентируют полностью – если нет путеводных вешек, здесь впору заблудиться и опытному человеку. Ведь Эльбрус – это почти 200 квадратных километров снежных полей и ледников, изобилующих бездонными трещинами!

  Знаменитый сван Иосиф Кахиани. рассказывал мне когда то, как, возвращаясь со своего пятидесятого(!) восхождения на Эльбрус, он потерял ориентировку, и, бредя наугад, провалился в неглубокую трещину. По счастью, у него оказался примус, на котором он грел руки и готовил питье. На утро оказалось, что склон увел его в противоположную сторону, и он начал спуск в Ирик-чат. Но далеко не все прогулки в непогоду на Эльбрусе заканчиваются так удачно. Обратимся к недавнему прошлому, к авариям, расследованным Дисциплинарной комиссией Федерации альпинизма.

  31/01/67 на Эльбрус вышла спортивная группа Белоруссии (Е. Ишутиков – руководитель, В. Олефиренко, С. Негрей, С. Гершон, Л. Голубовский, В. Василевич, Л. Андреевская – все 2-3 спортивный разряд). Переночевав на пике Терскол, 1.02 группа поднялась до «105 пикета», а 2.02 – до «Приюта 11». Выход до скал Пастухова показал, что без кошек на восхождение идти нельзя – Василевич поскользнулся и получил травму. Вместе с ним на «Приюте» остались руководитель Ишутиков и Голубовский, почувствовавшие себя плохо. Остальные четверо вышли на восхождение 4.02 во втором часу ночи. Группа имела пуховые костюмы, кошки, две веревки, ледовые крючья, карабины, питание и два термоса. Погода была хорошей. К 5 часам они достигли скал Пастухова, и, преодолев ледовый склон, продолжали двигаться по «косой полке». В 100 м. от седловины почувствовала себя плохо Андреевская и в сопровождении Олефиренко стала спускаться к скалам Пастухова, где договорились дожидаться вторую связку, которая, оставив на седловине рюкзак и все снаряжение (включая веревку и кошки), продолжала подъем. Не доходя до вершины, ослаб Гершон. Оставив его на склоне, Негрей поднялся на вершину. В записке он сообщил о восхождении группы в полном составе. Сойдя на седловину, они долго и безуспешно искали оставленное снаряжение. Во время поисков Гершон, ничего не сказав напарнику, стал спускаться вниз. Около 17 часов вниз направился и Негрей. Видимость ухудшилась. Двойка, находившаяся на скалах Пастухова, заметила Гершона, скользящего по склону и задержавшегося у последней вешки перед скалами. Он обессилил настолько, что двигаться самостоятельно не смог. Андреевская стала спускать его, подрубая ступени, к скалам, а Олефиренко, взяв веревку, пошел вверх к Негрею. Шедший без кошек Гершон сорвался и полетел вниз. К этому времени наступила темнота и Андреевская отправилась на «Приют» сообщить о случившемся.
  
 В это время обеспокоенные Ишутиков и Голубовский вышли наверх, но из-за плохого состояния Голубовского вернулись на «Приют». Туда же пришла Андреевская с сообщением, что Гершон сорвался, а Олефиренко ищет Негрея. 
В 4 утра 5. 02. Андреевская и Ишутиков вышли на поиски и встретили Негрея, который переночевал в снегу выше скал и ничего не знал ни о Гершоне, ни о Олефиренко. Некоторое время спустя Негрей и Голубовский вышли на осмотр склона и трещин, но поиски ничего не дали. 6.02 они повторили попытку, но увидели поднимавшийся спасотряд. Поднявшись к скалам Пастухова, спасатели встретили блуждавшего Олефиренко и обнаружили тело Гершона.
Разбор происшествия выявил ряд грубых тактических ошибок, приведших к несчастью:
- Недостаточную акклиматизацию группы;
- Неоднократное ее разделение;
- Одиночное движение на подъеме и спуске;
- Оставление и потерю рюкзаков, утрату кошек;
- Отсутствие страховки при спуске на объективно опасном рельефе;
-Оставление ослабевшего на склоне в одиночку.

  Тяжелые аварии с группами, допустившими тактические просчеты характерны для зимы, но бывали и в летнее время.
  9 июля 79г. на Северных склонах Эльбруса, на высоте 3600м. был установлен лагерь альпиниады горспорткомитета Кисловодска (руководитель м.с. Р. Горда). Состав альпиниады был неполным – не заехал врач, начспас и ряд участников. 11 июля во втором часу ночи 9 наиболее подготовленных участников с Гордой вышли на акклиматизационное восхождение до 5000м. К ним примкнул участник соседнего сбора Спорткомитета СССР, кмс К.Каспаров. Группа имела примус, продукты, ледорубы, кошки, веревки. К 10 часам утра достигли запланированной высоты. Все чувствовали себя бодро и Р.Горда согласился с предложением участников продолжить восхождение до вершины. В 14 часов достигли Западной вершины и через 30 минут начали спускаться на седловину. Но внезапное резкое ухудшение погоды заставило изменить направление спуска и продолжить его прямо вниз по крутому снежному склону. Вместо того, чтобы в условиях тумана собрать группу вместе, Горда оставил замыкающую связку Каспаров- Панкратенкова - Залевский, и, не дожидаясь, пока будут надеты кошки, вместе с Сенченко стал спускаться, организуя перила. С этого момента Каспаров и Горда утратили контроль за действиями большинства участников. При надевании кошек порывом урагана был сброшен Яковенко, который при падении сорвал напарника по связке Захарова. Они пролетели по фирновому 45- градусному склону 80 -90 метров. При этом Яковенко 
получил тяжелые травмы головы кошками. Порывами ветра при спуске была сорвана Панкратенкова, получившая ушиб мозга, были падения у Заварзиной и Трофимцева. Ослабленные падениями и высотой четверо участников группы были не в состоянии спускаться самостоятельно даже по пологому склону, что в условиях непогоды поставило группу в критическое положение. Были безрезультатные попытки вырыть пещеру. Около 18 часов умерла Панкратенкова, затем, несмотря на оказываемую помощь, умерли Заварзина и Яковенко. Около 22 скончался Трофимцев. (За это время группа прошла метров 500). Участник Залевский самовольно ушел вниз, оставшиеся вместе с Гордой и Каспаровым спустились до морены, где переночевали, и в 7 утра 12 июля пришли в лагерь. Этот случай – демонстрация ряда организационных нарушений: отсутствие спасательного отряда сбора, отсутствие связи штурмовой группы с базой. Но главная ошибка, приведшая к гибели 4-х человек – изменение тактического плана выхода и подъем на вершину без акклиматизации. 

Как видим, подобные случаи далеко не единичны. Практика обязательных разборов всех Ч.П. с альпинистами осталась в прошлом, и мне с большим трудом удалось собрать отрывочные сведения об аварии в двух группах – московской и украинской, случившейся в ночь на 9 мая этого года. Надеюсь, мелкие неточности поэтому простительны.

Владимир Гончар: «Москвичей было восемь. Армейцы, сильные, неплохо экипированные парни. Альпинистский опыт у них был невелик, но прошедшим летом они взошли на Эльбрус с севера. Базировались на хижинах МЧС на скальной гряде против «Приюта». Накануне сделали акклиматизационный выход. На восхождение вышли 8 мая рано утром. Погода в течение дня менялась несколько раз – от сносной, до такой, в которую впору повернуть вниз. Группа зарубежных альпинистов, поднявшихся на Западную вершину в 14 часов, встретила их, спускаясь на седловину. Можно предположить, что на вершине москвичи были часов в 15 или чуть позднее. На подъеме или уже на вершине к ним примкнула четверка украинцев, о которой мы знаем очень мало»

Игорь Череску: «Группа украинцев не регистрировалась в спасслужбе, не оставила нам плана выхода и не согласовала контрольного срока возвращения. Стояли они на одной из частных хижин. В составе группы были двое мужчин лет по сорок или около того, и два подростка – шестнадцатилетний Саша, сын одного из восходителей, и его приятель Максим, годом старше. Мы не знаем, каков их опыт в горах и уровень акклиматизации. Экипировкой они явно уступали московской группе. На вершине были по - видимому, одновременно с россиянами, часов в 15 – 16 8 мая. Остается загадкой, почему обе группы не начали спуск, не теряя времени. Около 20 часов украинцы позвонили хозяину хижины и сообщили, что у них «все в порядке», и что они остаются ночевать, зарываясь в снег вместе с московской группой, которая нуждается в помощи».
Дальнейшие события также необъяснимы: московская группа разделяется – четверо остаются ночевать в сугробе на предвершинном плато рядом с украинцами, вторая четверка спускается на седловину к оставленным рюкзакам и здесь зарывается в снег. Один из них выжил и рассказал, что в 6 утра 9 мая они начали спускаться с седловины. Было очень холодно и ветрено. После перенесенной ночевки физические и моральные силы людей оставляли желать лучшего. Чем объяснить, что в начале спуска по «косой полке» один из них отошел в сторону, снял с себя гортексовую куртку и сел на снег. Здесь его и обнаружили спасатели через несколько дней. Видимость была не более 15 метров, и единственный уцелевший из четверки не мог разъяснить, когда же еще один из них отстал, отклонившись от тропы вправо. Его нашли, провалившимся по пояс в трещину с работающей «мобилкой» в руке. Двойка, не сориентировавшись по вешкам, ведущим к «Приюту», ушла влево, на ледник Гара-баши, изобилующий трещинами. Одному из них, Николаю, повезло – он не провалился в ледовую бездну и спустился к поселку Терскол. Тело второго, скорее всего, найдено не будет…

  Учитывая огромную площадь склонов горы, которые предстояло обследовать, к поисковым работам были привлечены около сорока спасателей ближайших регионов – из Приэльбрусья, Осетии, Карачаево-Черкесии, Нальчика, Ставрополья. Неоднократные попытки пробиться вверх были безрезультатны – как рассказывал Игорь Череску, двигаться в тумане надо было на ощупь, а ветер был такой, что на нем «можно было лежать».

Только 15. 05 установилась погода, и спасатели на канатке поднялись вверх, на ретраках добрались до скал Пастухова и вышли на седловину. Здесь и были обнаружены 7 тел – трое москвичей чуть выше седловины и четверка украинцев в начале спуска с вершины, по другую сторону каменной россыпи, пересекающей путь подъема. Некоторые были без рукавиц и шапочек, сорванных ветром, многие без кошек – видимо сняли их на ночь, а утром не смогли надеть замерзшими руками…. Двоих из московской группы так и не нашли. Однако вниз спустили 11 тел. И.Череску, осматривая зону т.н. «трупосборника» (из песни слов не выкинешь…), ниже «косой полки» обнаружил еще одну, ранее пропавшую двойку…

  Кто виноват в происшедшем и что делать, чтобы подобное не повторялось? Ведь в Приэльбрусье существует спасательная служба МЧС – Эльбрусский поисково-спасательный отряд. В распоряжении его начальника, Бориса Тилова, два поисково-спасательных подразделения – «Эльбрус» и «Шхельда», - в состав которых входит 21 квалифицированный спасатель.

Альберт Хаджиев: « С начала года в районе – на скалах, в реках, на ледниках погибло 24 человека, из них 17 на Эльбрусе. Главная наша беда – отсутствие запретительных функций. Мы можем только рекомендовать и советовать. И молча смотреть, как люди рискуют своей жизнью и жизнями спутников. Большинство этих смертей – плата за некомпетентность. На высочайшую точку Европы, гору со своим особым климатом и погодой, идут совершенно неподготовленные люди. В проводники они нередко приглашают «специалистов», с которыми знакомятся по Интернету. Мы знакомы с такими «гидами», на счету которых ежегодные Ч.П. Они выступают как частные лица, вербующие добровольцев, и даже к ответственности по закону их привлечь затруднительно. Что планирует наше руководство по линии МЧС?
- расширение базы; строительство хижин в районе бывшего «Приюта» и на скалах спасателей. Слышал я и о намерении восстановить хижины на седловине – но кто финансирует этот проект, мне не известно. Но и это не снимет проблемы личной ответственности за свою жизнь. Советую всем восходителям на Эльбрус не штурмовать гору в одиночку, а объединиться в группы, пригласить гида достаточной квалификации (таких специалистов предоставляет несколько турфирм, обслуживающих Приэльбрусье), иметь хорошую экипировку и достаточную акклиматизацию. Обязательно зарегистрироваться в Эльбрусском ПСО в Терсколе, проконсультироваться со спасателями и держать с ними постоянную мобильную связь.»  

Эльбрус – огромный и многогранный спортивный полигон, с разнообразными маршрутами – его массив обрывается на запад отвесными скалами, по которым проходят восходительские пути 6Б категории – самые сложные на Кавказе. Но и восхождение по классике – через «Приют» и скалы Пастухова, оцениваемое всего лишь, как 2-А, имеет свои опасности и препятствия. Главное из них – высота. Я не знаю восходителей, даже с достаточным опытом, которые не почувствуют головную боль, апатию и тошноту, поднимаясь на Эльбрус без акклиматизации, предотвращающей развитие горной болезни. Акклиматизация быстрее возникает у тех, кто поднимается не «канаткой», а своими ногами – лучше это делать, двигаясь через «105 пикет» и «Ледовую базу», дорога к которым начинается из пос. Терскол. Путь с грузом занимает здесь, как правило, двое суток. Чем выше расположен ваш штурмовой лагерь, тем лучше. Следующий этап (особенно необходимый любителям «канатки») – выход на скалы Пастухова – до верха скал (~4650 м.), а лучше до середины склона, подводящего к «косой полке» или до самой «полки»(~5000 м.)

После возвращения вниз – до «Приюта» или «бочек» - можно позволить себе день отдыха или выходить на вершину следующей ночью. Некоторые предпочитают ночевать выше – на скалах Пастухова. Неплохое тактическое решение, но надо помнить, что эти скальные выходы опасны камнепадами. Из-под лезущих напролом через верхнюю горизонтальную гряду этих скал иногда вылетают «чемоданы», которые небезопасны и для ретраков.

В сотне метров ниже, спиной к опасности, не реагируя на предупредительные крики обычно сидят ожидающие «трансфер». Поведение и тех, и других недопустимо, но что делать – людей, подготовленных к жизни в горах среди восходителей на Эльбрус немного. Относительно безопасны площадки, расположенные в нижней части вертикальной гряды. Верхняя гряда скал может пробиваться и спонтанными камнями, идущими в конце сезона со склонов Восточной вершины. Я слышал о погибшей здесь двойке иностранцев, выбравших небезопасное место бивака. 

Камни – не единственная опасность, из «связанных с рельефом». Множество людей погибло в ледниковых трещинах, отклонившись от маршрута. Они могут встречаться даже ниже «Приюта», слева и справа от накатанной ретраками трассы. Бездонными трещинами изобилует ледник Гара-баши, стекающий в направлении «Ледовой базы». Нередко я видел пересекающих его одиночек. Вряд ли все они имеют шанс дойти до «Приюта» - двигаться здесь можно только с соблюдением всех мер безопасности на закрытом леднике – в связках по несколько человек без колец веревки в руках, с ледорубами «на изготовку», имея специальное альпинистское снаряжение и зная, как им пользоваться. В противном случае вы – заложники ситуации.

«Косая полка» выводит на седловину (5300м.) Отсюда до одной из вершин – не более часа – полутора. Но это в том случае, если склоны (особенно Западной вершины) покрыты снегом. Обнажившийся лед может потребовать тщательной крючьевой страховки. Именно здесь летом 2005 г., сорвавшись на некрутом склоне, погибла инструктор альпинизма, кандидат в мастера спорта. Этим летом здесь же было найдено тело неизвестно когда пропавшего человека. 

Игорь Череску: «Еще одна важная особенность Эльбруса, о которой надо помнить , это фумаролы, газовые кратеры. Ими изобилуют склоны вершин и седловина. Периодически они открываются под снегом то там, то здесь. Не исключено, что именно в них попадает часть пропавших на Эльбрусе людей. Многие из них – источник ядовитых газов, таких, как сероводород».
  
Игорь прав, о фумаролах надо помнить. Но особенно об одной из них, которая не только безопасна, но и спасительна. (Если бы о ней знали погибшие 9 мая…) Теплый воздух без примесей газов, идущий откуда-то из недр горы, образует полость между скалами Западной вершины и снежным покровом. Ее объема обычно хватает для размещения двух десятков людей. Здесь можно поставить палатку. Вход в спасительную пещеру иногда виден, иногда для его обнаружения необходимо зондировать снег. Основной вход представляющий из себя ледовый «стакан» глубиной 2,5 -3 метра, следует искать так: став у дальнего левого (западного) угла остова хижины, лицом к Западной вершине, отсчитайте 30 -35 обычных шагов примерно под 45 градусов влево (вы пройдете примерно в 3-х метрах от лежащей неподалеку каменной глыбы, если она не будет под снегом). Из стакана по узкому лазу (ногами вперед!) вы можете проникнуть в пещеру. Увы, в этом сезоне полость недостижима – лаз заплыл льдом. Однако нам удалось комфортно переночевать, растянув в «стакане» палатку – захваченные ледобуры оказали неоценимую услугу! Несколько левее «стакана» снег просел еще в двух местах (см. фото) – средний провал представлял собой неглубокую яму, самый левый вел в другую полость – здесь, сидя на рюкзаках, в относительном тепле и безветрии, могут переждать непогоду 6-8 человек. (Как и поступила группа восходителей из Турции). По-видимому, от сезона к сезону расположение входов в полость может меняться, поэтому в их поисках необходимо тщательно зондировать всю местность.  

Подготовленный человек не пропадет и без фумаролы, если сможет вырыть пещеру. Но голыми руками этого не сделать – легкая лавинная лопата будет инструментом спасения.
Игорь Череску: «На самой седловине пещеры не отрыть – снег здесь сдувается ветром. Снежные надувы следует искать по бокам седловины, у скальных выходов, там, где ветер ослабевает».

Какое еще снаряжение желательно иметь, особенно во время зимнего восхождения на Эльбрус?
• Веревка. На группу из 4 – 5 человек необходимо иметь один конец веревки даже в том случае, когда состояние склона позволяет идти без страховки. Ведь никто не гарантирован от проваливания в трещину, извлечение из которой затруднительно или невозможно без веревки и пары ледобуров. Веревка поможет и при транспортировке или сопровождении ослабевшего, заболевшего или травмированного товарища.
• Ледобуры – необходимы для организации страховки, установки палатки. Для зимнего льда лучше послужат ледобуры увеличенного диаметра, с меньшим шагом резьбы. Удобно иметь специальную ручку для закручивания «бура». Необходимо два – три крюка на веревку, кроме того, у каждого из идущих должен быть свой, индивидуальный, ледовый крюк. Он понадобиться в том случае, если у вас развязалась или отстегнулась кошка – в этой ситуации, закрутив «бур» и пристраховавшись к нему, вы справитесь с затруднением.
• Кошки. Их надо брать с собой и летом, но для зимних восхождений на Эльбрус они совершенно необходимы. В редкие годы выпадают такие дни, как 15 и16 мая 2006, когда без кошек можно обойтись. Как правило, выше скал Пастухова (а иногда гораздо ниже) начинается участки льдистого склона. Лед может быть и на косой полке, и до самой перемычки. Это не летний глетчерный лед, а так называемый «бутылочный», твёрдый, прозрачный, отполированный ветром и снежной крупой. Он очень плотен, и зубья кошек требуется заточить перед выездом. Кошки желательно надеть перед выходом, а не нести с собой. Надеть их в рукавицах или замерзшими голыми руками затруднительно. (Думаю, поэтому часть погибших 9 мая оказались без кошек.) Кошками, как и любым спец. снаряжением, необходимо уметь пользоваться. Следите, чтобы ваши брючины не 
  «парусили» - штаны или гетры должны плотно облегать голень – иначе легко зацепиться за штанину кошкой и упасть.  

 Владимир Сухарев: «Эльбрус - особая гора. Подняться на нее бывает легко, спуститься – не всегда. Что посоветую собравшимся на Эльбрус? Не стоит делать это в одиночку, лучше объединяться в группу. Кто-то из восходителей обязательно должен иметь эльбрусский опыт, еще лучше пригласить инструктора или профессионального гида. Эльбрус часто непредсказуем, прогнозы погоды здесь недостоверны. Если над вершинами формируется облачная «шапка» - не стоит в нее соваться! Нередко на перемычке с 15 до 17 часов устанавливается штиль, а после захода солнца начинается ураганный ветер.
 Кстати, по моим наблюдениям, самые неподходящие для восхождений дни -7, 8, 9 мая.
Как одеваться на восхождении, что брать с собой? И летом и зимой следует одеться по погоде, но в рюкзаке иметь запас теплых вещей в расчете на самый крайний случай – теплую куртку, ветрозащитный костюм, запасные рукавицы, шерстяные носки (последними можно пользоваться как варежками). Рукава курток и пуховок должны быть достаточной длины – до середины кисти. Рукавицы должны быть привязаны, тогда вы их не уроните и их не сорвет ветром. Самодельные тряпичные маски от дыхания обмерзают – хорошо, когда к капюшону куртки вы пришьете плотную «трубу» сантиметров 15-20 длиной. Она хорошо защищает лицо от ветра и аккумулирует тёплый воздух для дыхания. 
Рюкзак должен быть у каждого – это дополнительная защита от ветра. В него же можно засунуть ноги при вынужденной отсидке. Карримат обязателен!
  Не расставайтесь с рюкзаком – ошибочно оставлять его даже на перемычке, как сделали москвичи в мае. Нет гарантии, что вы его успеете найти.
Помните: кошки – ваша жизнь! Предпочитаю привязные кошки – те, что застегиваются, нередко слетают, если подметки ботинка недостаточно жесткие. Одеть кошки лучше в начале восхождения – замерзшими руками этого можно и не сделать.
  Удобно идти с лыжными палками. Кстати, ледоруб бесполезен в руках тех, кто не умеет им пользоваться. На группу желательно взять палатку. Пучок вешек может стать вашим спасением. Не стоит брать в качестве вешек толстые дрова – достаточно прутьев, но с цветной тряпочкой – флажком. Помните – на ветру (для «косой полки» и седловины характерен западный ветер) вешки без флажков обмерзают инеем и становятся в тумане неразличимы! На холоде газовая горелка может не работать – примуса «Шмель» или «Огонек» куда надежнее. Конечно, связь обязательна! Узнайте телефоны службы МЧС и поддерживайте связь со спасателями. Советую также захватить компас – он покажет, по крайней мере, в какую сторону спускаться с перемычки. Неплохо, если вы умеете ориентироваться и по звездам! Всем обязательны фонари. Возьмите перекус и питье – до литра на каждого».
  Прав мой давнишний приятель В.Сухарев: Эльбрус – не обычная гора. Даже не веря страшилкам о «черном альпинисте» и Эльбрусской деве, морочащей восходителей, я вполне допускаю, что существует здесь нечто, подобное Бермудскому треугольнику, где исчезают бесследно целые группы, как случилось с ульяновцами и командой В. Лыков
 О некоем «дополнительном (помимо непогоды и недостатка кислорода) факторе агрессивного природного воздействия» на Эльбрусе упоминает автор статьи в « Вольном ветре» (№77). Не раз слышал я рассказы о галлюцинациях и зрительных обманах, вызванных то ли высотой, то ли выделениями фумарол седловины. А вот свидетельство Валентины Б., много лет назад потерявшей на Эльбрусе подругу (тогда у нее, двадцатилетней, появились в волосах седая прядь…): «Втроем мы отбились от группы и заблудились в тумане. Кругом, куда ни сунься, зияли трещины. И вдруг мы все трое, явственно услышали голос, подсказавший, куда нам повернуть и как идти. Мы узнали голос зимовщика, жившего на «Приюте одиннадцати». Мы послушались и нашли проход в разрывах ледника. Самое странное, что в этот момент мы ничему не удивились, приняли, как должное, подсказку человека, который в это время не выходил за порог «Приюта». Сам зимовщик тоже подивился нашему рассказу…»

Основное затруднение в ориентации на огромной горе в непогоду – определить момент начала спуска с «косой полки» к скалам Пастухова. Повернувшие вниз преждевременно попадут в зону трещин, пропустившие поворот рискуют уйти на Гара-баши. Здесь может помочь прием, подсказанный мне Сергеем Бершовым: с седловины надо идти, огибая Восточную вершину и не теряя высоты, до тех пор, пока слева не покажутся выходы скал лавового потока. Отсюда следует повернуть и двигаться прямо вниз по склону – он должен привести к скалам Пастухова. 

Последние годы появилась техническая новинка – GPS. Конечно, это спасительный прибор. Но мне импонируют слова одного из моих консультантов – знатоков: «GPS нужен не для того, чтобы зайти на Эльбрус в непогоду, а для того, чтобы во время свалить вниз!» 
Кстати, пользуясь техническими средствами, не забудьте взять запасные батарейки и зарядить аккумуляторы мобильных телефонов – выше седловины Эльбруса нет никакого сетевого покрытия, и в поисках его телефоны быстро разряжаются. А готовясь к восхождению, помните слова вождя мирового пролетариата: «Внимание мелочам!» - это формула успеха для тех, кто хочет не только подняться на высшую точку Европы, но и беспрепятственно вернуться.
 
Автор: Леонид Волков, мастер спорта, инструктор – методист 1 кат.
Автора консультировали:
Альберт Хаджиев, начальник поисково – спасательного

подразделения   «Эльбрус» МЧС РФ
Игорь Череску, начальник поисково – спасательного

подразделения  «Шхельда: МЧС РФ
Владимир Гончар, спасатель, мастер спорта
Владимир Сухарев, матер спорта по туризму и альпинизму,

многолетний начспас и начуч а/л «Цей»




 




 

 

© 2014 climbing.kharkov.ua. All rights reserved


Экстремальный портал VVV.RU Туризм и активный отдых. Поход Крым, поход Кавказ, поход Алтай, поход КарпатыACTIVE-рейтинг туристических сайтов. Туризм и отдых